После выборов

Тяжелые думки.

Действовать я начал 21 марта после 16 часов, когда отоспался после выборных суток. Я понимал, что нельзя оставить все это без последствий, ведь те, кто это сделал, просто плюнули на меня и местных жителей, плюнули на их мнение, плюнули на законы нашей страны. К этому времени приехала моя жена, которая в день выборов была наблюдателем у нашего друга, баллотировавшегося в Зыряновске. Она рассказывала мне такие вещи, что просто не хотелось в них верить, ведь по сравнению с её словами моя ситуация выглядела торжеством закона. И я, и она были морально раздавлены, мы пришли к мнению, что испытываем чувства, схожие тем, что испытывают после изнасилования, когда без уважения к человеку грубо подавляются все его чувства и желания, когда игнорируется его воля. Неприятное ощущение.


Зачем вам знать результаты?

В желании увидеть официальные результаты выборов я решил посетить избирательные участки, на которых были нарушения. Я посещал их 21 и 22 марта, ведь по закону о выборах результаты голосования должны в течение двух дней после выборов висеть в открытом доступе, чтобы избиратели могли ознакомиться с результатами.

  • Участок № 101 – библиотека на бульваре Гагарина, где расположен этот участок, была закрыта в связи с праздничными днями, снаружи результаты не вывешивались (есть видеозапись этого факта). В суде члены комиссии, которые являлись сотрудниками этой библиотеки, сообщили: результаты были вывешены в помещении библиотеки, но библиотека была закрыта 21-22 марта ввиду выходных дней, утром 23 марта перед открытием библиотеки результаты были сняты, так как два дня на ознакомление с результатами в закрытой библиотеке истекли (есть видеозапись этих слов). Оцените уровень маразма, мне кажется это восхитительным по своей сути.
  • Участки № 93, 94 – школа на улице Гоголя также была закрыта, был закрыт забор вокруг школы, можно сказать, что держался двойной уровень обороны от избирателей, которые хотели ознакомиться с результатами выборов. Но так как вывески о запрете входа не было, а по закону я как избиратель имел право на ознакомление с результатами выборов, то перелез через забор, достучался до сторожа, от которого потребовал допустить меня на участки для ознакомления с результатами. Я сделал видеозапись второго этажа школы, где расположены избирательные участки № 93 и № 94, результатов нигде не было. Результатов не было 21 марта, они не появились и 22 марта, когда я снова посетил школу, хотя глупо было ожидать другого.

Я не один посещал эти участки, приходили и другие местные жители, но закрытые двери закрыты для всех одинаково. Как я понял, исполнять требование закона о выборах и сообщать населению о результатах выборов в моем районе не принято. Зачем гражданам знать результаты того, в чем их участие были бесполезным – вполне логично, как мне кажется.


Голосуй, не голосуй, все равно получишь … то, что напишут.

С целью получить результаты, я приехал в городскую избирательную комиссию, где мне выдали копию протокола окружной комиссии с официальными результатами по округу. Новые результаты отличные, нужный кандидат выиграл с большинством голосов, набрал чуть больше 50 %. Для этого забрали голоса у меня и его знакомого конкурента, также к нему же записали часть бюллетеней, которые были признаны недействительными. В городской комиссии в это время были все её члены, я немного на эмоциях выразил всё, что я думаю обо всём этом, что позорит нашу страну. Повисло молчание, только одна из членов комиссии нашла мужество извиниться и сказать, что ей стыдно за это. Это страшно, друзья, просто страшно, нельзя быть такими податливыми, надо иметь свое мнение и уметь его отстаивать.

Результаты голосования

Итак, что же изменилось в официальных результатах:

  1. Участок № 91:

— Бабаханов Д.С. – 90 голосов (без изменений);

— Сайлаубаев С.Ж. – 252 голосов (без изменений);

— Честных Р.С. – 199 голосов (без изменений).

  1. Участок № 93:

— Бабаханов Д.С. – 106 голосов (без изменений);

— Сайлаубаев С.Ж. – озвучено 137 голосов, официально 262 голоса;

— Честных Р.С. – озвучен 341 голос, официально 216 голосов.

  1. Участок № 94:

— Бабаханов Д.С. – озвучено 76 голосов, официально 53 голоса;

— Сайлаубаев С.Ж. – озвучено 288 голосов, официально 414 голосов;

— Честных Р.С. – озвучен 340 голос, официально 215 голосов.

  1. Участок № 101:

— Бабаханов Д.С. – озвучено 113 голосов, официально 69 голосов;

— Сайлаубаев С.Ж. – озвучено 123 голоса, официально 428 голосов;

— Честных Р.С. – 387 голосов (без изменений).

Итого:

— Бабаханов Д.С. – озвучено 385 голосов, официально 318 голосов;

— Сайлаубаев С.Ж. – озвучено 800 голосов, официально 1356 голосов;

— Честных Р.С. – озвучено 1267 голосов, официально 1011 голосов.

Сам факт новых результатов меня не удивил, меня удивило, что выигрыш был нужен именно большинством голосов (50,39 %), зачем интересно? Как бы то ни было, на руках у меня были результаты официальные и результаты неофициальные, подтверждаемые видеозаписями подсчета. Дальше я решил действовать строго в рамках правового поля, меня не интересовали варианты «договориться» или «что-то решить», меня интересовало правовое отстаивание правды.


Этап 1. Городская прокуратура.

Вечером 21 марта я написал заявление в городской прокуратуре с просьбой о возбуждении уголовного дела по факту фальсификации результатов выборов.

Обращение в городскую прокуратуру

Здесь же мне рассказали, что подобная ситуация сложилась также с кандидатом в депутаты городского маслихата Александром Кузнецовым и кандидатом в депутаты областного маслихата Раей Рахимовой, руководителем областного Центра матери и ребенка. Информацией о Рахимовой я был шокирован, ведь это очень уважаемый человек в нашем городе, я даже не мог представить, что можно совершать такие действия в отношении человека, которого уважают все. Мне рекомендовали написать напрямую заявление в полицию. Роль и участие городской прокуратуры на этом заканчивается, так как заявление было переведено выше и в дальнейшем было общение только с областной прокуратурой.


Этап 2. Полиция.

Вечером 21 марта я также написал заявление в УВД г. Усть-Каменогорска по ул. Кабанбай батыра. Возбужденное в дальнейшем уголовное дело передали в Ульбинское отделение полиции на ул. Стахановской. В дальнейшем были опрошены мои наблюдатели, члены избирательных комиссий не опрашивались. В полицию мною было передано 5 видеозаписей, на которых зафиксирован подсчет голосов и часть записей, фиксирующих фальсификацию. Буду откровенен, я не рассчитывал на то, что полиция сможет довести до конца уголовное дело, все-таки это не уровень полиции. Спустя месяц дело было закрыто, официально ввиду следующих причин:

  1. Председатель городской избирательной комиссии сообщил, что нарушений не зафиксировано. Здесь же председатель горизбиркома написал, что результаты в течение 2-х дней были вывешены в помещении участковых избирательных комиссий.
  2. Члены комиссий и наблюдатели подписали акт об отсутствии нарушений на участках. Ложь, которую никто не проверял и за которую никого не накажут, мои наблюдатели такой акт не только не подписывали, они даже не знали о существовании такого акта. Интересно, в акте подделали их подписи или просто соврали полиции про наличие такого акта?
  3. Предоставленные видеозаписи по техническим причинам не открылись. Здесь без комментариев, об этом мне сказали еще за пару недель до закрытия дела, другой вариант не предвиделся.

Прекращение уголовного дела-1

Прекращение уголовного дела-2

Прекращение уголовного дела-3

Ответ горизбиркома

Почему я не стал настаивать на повторном возбуждении дела? Потому что к этому времени прошел суд, стало ясно, что никого за это не накажут открытым образом, меньше всего шансов на это было у полиции. Формально за фальсификацию можно наказать только членов комиссий, но этого я хотел меньше всего, они обычные жертвы ситуации. Да и подача нового заявления бы не решала проблемы — видеозаписи бы раз за разом не открывались, принцип я уже понял.


Этап 3. СМИ, YouTube, статьи и социальные сети.

22 марта я собрал со всего города видеозаписи, которые были сделаны в день выборов. Просмотрев только их часть, я уже понял, что об этом должно узнать как можно больше людей. Всю ночь я компилировал видеоролик о прошедших выборах. Задачей было показать суть произошедшего, не раскрывая фамилии и должности, чтобы оставить возможность для мирного разрешения ситуации и не удариться в радикальное охаивание всех и вся.

В итоге получился небольшой ролик на 10 минут, который я выложил на собственном канале на YouTube днем 23 марта. В течение того же дня его посмотрели около тысячи человек. Но в тот же день этот ролик скопировали в Одноклассниках, где его посмотрели уже десятки тысяч людей, на популярном сайте pikabu.ru вышел пост «Как проходят выборы в Казахстане», где этот ролик посмотрели тысячи людей по всему бывшему СССР. Днем 24 марта меня попросил удалить ролик человек, к которому я обратился за защитой от возможных провокаций (не буду называть место работы, но это силовые органы), просил не настойчиво, но я согласился. Некоторые высказывали мнение, что меня каким-то образом зажали, что заставили удалить видео, но нет, этого не было. Не имело смысла настаивать на сохранении видео именно на своем канале, ведь в интернете невозможно что-то удалить окончательно, к тому времени активисты сайта pikabu.ru с разных стран СНГ по собственной инициативе уже выложили копии на YouTube. Делалось это без согласования со мной, дальше этот ролик жил своей жизнью. Я удалил видео по просьбе, но понимал, что смысла в этом удалении просто нет, ведь копии разошлись таким веером, который не под силу удалить никому. Я обнаружил несколько копий, к примеру тут и тут, вроде еще были.

24 марта на городском сайте Усть-Каменогорска yk.kz вышла статья «Немного о выборах. Честных», это был единственный ресурс СМИ нашего города, который позволил себе написать об этой ситуации, но даже они не стали прикладывать видео. Им я очень благодарен, они нашли мужество опубликовать статью по теме, которую у нас не любят поднимать. Говорить о проблеме, значит думать о её решении.

Я писал письма на различные телеканалы Казахстана (в том числе на те, которые принято считать правдолюбами), но никто не дал ответа. Потом я узнавал в личной беседе у журналистов республиканских телеканалов, что они извещали руководство о моем видео, но им не разрешено делать репортажи по этой теме. По Казахстану были видео о сбросе бюллетеней, на которые давались разъяснения об их законном характере, но в моем случае нечего было объяснять.

27 марта со мной связался журналист сайта «Радио Азаттык», Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода». Хотя многие говорят об оппозиционности сайта, журналист смог меня убедить, что они публикуют исключительно в нейтральном ключе без сдвига на оппозиционные настроения. Я ему объяснил, что не отношусь к оппозиции, у меня вполне лояльное отношение к властям, только мне не нравится беззаконие. Этот сайт публикует статьи без согласования с теми, кто давал интервью для них, что напишут — неизвестно. Но в итоге 30 марта вышла статья «Видео «об украденной победе на выборах» удалено автором», которая была достаточно мягкой, благодарен журналисту за проявленную тактичность и профессионализм. Обратите внимание на комментарий под статьей некоего «Депутата УКа», неужели кого-то из депутатов обидел? Не хотелось бы, все-таки уважаемые люди, народ избрал, пускай не обижаются.


Зажали или задавили?

После выборов мне хотелось добиться торжества закона и наказания виновных лиц. Но видеоролик я выложил не только для наказания виновных, но и ради собственной безопасности, мне нужен был резонанс, чтобы меня тихо не зажали для изъятия всех видеозаписей. Скажу откровенно, после того как видео распространилось без возможности удаления, мне было очень неуютно. Я не подавал вида, но страшно было моим родным, моим близким. У мамы значительно добавилось седины, жена себе места не находила, сестра тоже была на нервах, я сам заметно похудел, друзья постоянно звонили с поддержкой. У меня сильная семья, но мы обычные люди. И мне стыдно, что в нашей стране человек может бояться реакции властей за высказывание правды и отстаивание закона, это чертовски неправильно. Но все это не отменяло борьбы, оно заставляло вести её обдуманно, без резких движений. Ко мне обращались некоторые местные жители (пенсионеры в основном, они у нас самая активная часть населения), предлагали выйти с митингом (тогда еще не было этих волнений по земле и слово «митинг» было нормальным), но я отказывался, мне не хотелось вовлекать людей в такие сложные ситуации. Сейчас уже неизвестно, чем бы обернулся такой митинг с учетом последующего шума по земле. Мне предлагали отослать видео с обращением в заграничные посольства, эту идею я тоже не мог поддержать, это проблема нашего города, не следует сор из избы выносить. Я принял решение пройти путь законного отстаивания своих прав и прав избирателей. Я прошел все выборы согласно закону и хотел торжества закона после выборов.

После выборов меня поддержало очень большое количество людей, я даже сам такого не ожидал. Звонили и писали незнакомые люди, слова поддержки высказывали все друзья и знакомые, мне передавали слова поддержки от целых трудовых коллективов (это меня сильно впечатлило). Именно очень широкая поддержка общественности дала мне силы двигаться дальше, я чувствовал, что с такой поддержкой меня просто не тронут, что можно и нужно об этом говорить и дальше.

Мне кажется, что зафиксированная фальсификация это не системный вопрос, задачи, которые ставились на выборах, они ведь по всему миру ставятся одинаковые – добиться победы. Добиться её просто, тем более у нас, где у правящей партии и так хорошие показатели по стране, у неё в политическом поле нет соперников. Задача, которая наверняка ставилась в нашем городе, это отработать агитацию и добиться победы своих кандидатов – друзья, так это во всем мире так, это нормально и это демократично. Для этого требуется совсем немного, выставить популярных кандидатов либо добиться их популярности, провести грамотную предвыборную агитацию и пожалуйста – избиратели выбирают вашего кандидата, потому что он этого действительно заслуживает. Посмотрите на выборы этого года в России – в «Единой России» проводят праймериз и думают, кого выставлять, чтобы народ проголосовал. На уровне нашей страны в этот раз весьма профессионально была проведена агитация партии «Нур Отан». А тут, на местном уровне, вместо усиленной предвыборной агитации и выставления кандидатов, которые смогут внушить доверие, решили подвести официальные результаты под те, которые требовались. Это говорит о том, что кое-кто, кому поручили здесь проведение выборов, вместо усиленной работы выбрал «пофигу, потом разберемся». Такие действия позорят в целом нашу страну, такие люди подставляют и позорят государственную власть. Друзья, будет реалистами, вся политика – это грязная вещь и она интересна только амбициозным людям, обычному человеку (мне в том числе) это все не интересно, мы аполитичный народ, ну так покажите обществу адекватных кандидатов и победа у вас в руках. Мне слабо верится, что в нашей стране докатились до того, чтобы ставить задачу провести фальсификацию выборов. А вот в некомпетентных и ленивых чиновников я верю, я их навидался в своей жизни. Мое мнение только укоренялось, пока я пытался добиться правды, многие об этом говорили. И многие, в том числе в государственных органах, соглашались, что такие люди не должны работать на власть, потому что своими действиями они её дискредитируют.

Разобравшись с тем, что это местные проблемы, тем не понятнее были последствия. Чего я опасался в то время, так это того, что меня могут выставить оппозиционером, провокатором, «пятой колонной», подвести под мои действия какую-нибудь статью о разжигании и что-то подобное. Тьфу-тьфу-тьфу, не стали такую ерунду на меня вешать, не все так плохо.

Меня никак не зажимали, меня даже никто и никуда не вызывал. Единственный человек из силовых органов, который мне помогал советом – к нему я обратился сам. Мне сообщали, что вызывали людей, с которыми я раньше пересекался по работе. Они не могли оказать на меня давление (я готовился к этому и с ними не работал) и после этого их вроде больше не вызывали. Все это вызывало вопрос, а почему никто не высказывает желания поговорить лично и обговорить ситуацию? Ведь вроде есть проблема, всем стало известно, что обманным путем проведены выборы, но в ответ тишина. Я ведь шел в депутаты не ради денег или власти, мне нужно решение местных проблем. Очень печально, что ни у кого из ответственных лиц не нашлось мужества на откровенный мужской разговор. А отсутствие каких-либо мер воздействия или слов оправдания заставляет думать, что на самом деле этим лицам глубоко плевать, что о них думает общественность.


Этап 4. Попробуем через верх?

А почему же я не обращался на самый «верх», там же могут помочь? Почему же, обращался. Я смог переговорить с человеком, имеющим прямое отношение к Генеральной прокуратуре и спросил совета, он мне сказал, что вероятнее всего мое заявление либо спустят в область, либо ответят в общем смысле «в соответствии с законом обращайтесь в суд». Это было логично и предсказуемо, поэтому в Генеральную прокуратуру обращаться не стал.

Еще было обращение к представителю Миссии ОБСЕ, который был в Усть-Каменогорске. Ему я передал видеозапись, а он мне подробно объяснил, что помочь не могут, так как они всего лишь наблюдатели. Мое видео может быть включено во внутренний отчет ОБСЕ для Правительства Республики Казахстан, может там будут сделаны выводы. Он же дал мне рекомендацию написать письмо в Администрацию Президента с пояснением, что такие действия местных властей позорят государственную власть и что такое нельзя допускать.

С представителем Миссии ОБСЕ связано интересное наблюдение. Когда я ему рассказал, что удалил свое видео со своего канала, но его можно посмотреть на чужих каналах, то он меня спросил о сумме, которую я получил за удаление видео. Я ему ответил, что сделал это без всяких денег, но, как мне кажется, он мне не особо поверил. Вот собственно и само наблюдение — иностранцам не понять, что у нас за удаление компромата о промахах чиновников деньги не платят, у нас тут не заботятся об имидже, все равно как «с гуся вода». Будем это считать проявлением демократии, на «прогнившем» Западе платят большие деньги, чтобы скрыть плохую правду, у нас такого нет, людям можно знать все, ведь их мнение никого не интересует.

Написано заявление в Администрацию Президента Республики Казахстан с просьбой рассмотреть эту проблему собственными силами, либо прислать для рассмотрения сотрудника. Из Администрации Президента мое заявление направленно в прокуратуру Восточно-Казахстанской области. Прокуратура перевела заявление в полицию, где оно было приобщено к ранее открытому уголовному делу. Чем закончилась ситуация с полицией – смотрите выше.

Обращение в АП РК

Обращение в АП РК 2

Ответ АП РК

Ответ облпрокуратуры

Хотя кто знает, может в совокупности все это дало ход другой известной мне ситуации. Через несколько дней после выкладывания видео, после обращения в Администрацию Президента, после попадания заявления в областную прокуратуру, после всего поднятого шума, человек, к которому я обращался за помощью, мне рассказал, что определенная доля ответственности за мой случай, скорее всего, будет возложена на городского акима. Ведь именно городской аким отвечал за законность проведения выборов в Усть-Каменогорске. Этот человек мне сообщил, что местные власти недовольны тем, что на выборах произошла такая резонансная ситуация. Правда я не понял, они недовольны непосредственно ситуацией или недовольны только резонансом, но переспрашивать не стал. Я понимал, что торжества закона в этой ситуации я уже не увижу, поэтому даже такое сообщение мне казалось результатом. Ведь хоть кто-то, пусть внутренним решением, но может понести ответственность за столь отвратительную ситуацию. Может это избавит от подобных проблем на следующих выборах, может другие будут задумываться, как отрабатывать предвыборную агитацию, а не халтурить при подсчете голосов. Мне до сих пор слабо верится, что акима сняли именно за выборы, ведь претензии к нему имелись уже давно, вероятнее всего мне просто кинули уже давно подготовленную кость. Как бы то ни было, но ровно через месяц (20 апреля) аким был снят по благополучным основаниям, а я формально удовлетворен, хотя только формально, закона ведь я так и не увидел.


Этап 5. «Наш суд самый гуманный суд в мире!»

Как бы то ни было, все законные пути разрешения данной ситуации упирались только в суд. По закону о выборах я имел право подать иск о признании недействительными результатов голосования в течение 10 дней. Я подал в суд в последний возможный день на опротестование результатов только по одному участку – участку № 101 на бульваре Гагарина. Мне говорили, что результаты никто не пересмотрит, но мне хотелось посмотреть, а возможно ли вообще в принципе добиться хоть части правды. Если суд бы признал недействительными результаты по одному этому участку, то это бы ничего не изменило, в сумме голосов я считался бы проигравшим кандидатом, но я бы увидел, что это вообще возможно.

Я подал заявление в суд 30 марта, а 1 апреля (это просто совпадение) было проведено судебное заседание. На заседании в качестве ответчика была председатель избирательного участка, а в качестве свидетеля приглашена секретарь комиссии. Суд проходил интересно, ответчик путалась в показаниях. Затем случилось необъяснимое, суд согласился посмотреть видеозаписи, несмотря на то, что прокурор не посчитал это целесообразным. На видеозаписях видно три подсчета голосов, видно, что в итоговый протокол приняты результаты итоги третьего подсчета, во время которого число бюллетеней за Сайлаубаева выросло в три раза. Суть обсуждений и вопросов во время и после просмотра видеозаписей меня вдохновили, мне казалось, что после такого явно видимого нарушения суд меня поддержит. Но затем прокурор предлагает мне отказать в удовлетворении иска, а после перерыва судья зачитала отказ.

Решение суда 1

Решение суда 2

Решение суда 3

Решение суда 4

Решение суда 5

Решение суда 6

Что же, все это было мною ожидаемо, зря только время на просмотр видеозаписи потеряли. В перерывах между заседаниями я откровенно поговорил с председателем и секретарем комиссии, мне их по-человечески было жалко. Это было сюрреалистично, мы обсуждаем с ответчиками ход их нарушений, против которого они не могли ничего сделать, в зале присутствуют все, кроме судьи, наверняка все слышат все это, но это жизнь, мы все друг друга понимаем. К этому времени иллюзий уже не осталось абсолютно. Обжаловать решение суда я не стал, это было бесполезным, ведь возможно было только бюрократическое обжалование действий суда, да и не видел смысла гонять членов комиссии, им еще пришлось бы услуги адвоката оплачивать. Кстати, по закону процедура судебного опротестования результатов выборов очень ограничена в возможности обжалования решения суда по сути. Никаких затянутых процедур – тебе отказали и до свидания, по таким делам суды не ошибаются, никаких тебе хождений до Верховного суда.

После вручения решения суда я написал ходатайство о получении копии видеозаписи судебного заседания. И я опешил, когда мне её передали, ведь там слышно, что ответчик просто плавает в показаниях и её слова косвенно всё подтверждают. Выкладывать в открытый доступ видеозапись пока не буду от греха подальше, но всем желающим могу показать в подтверждение своих слов.


Ты не один…

Как я уже говорил, в подобной ситуации на этих выборах в нашем городе я был не один. К примеру, у А. Кузнецова произошло интереснее, чем у меня. Он в день выборов получил копии протоколов, заверенные синей печатью избирательных комиссий, с результатами своей победы. А уже затем узнал, что был произведен пересчет бюллетеней и он официально проиграл. Все по закону, чисто, не подкопаешься. Почему у меня так не сделали, я не знаю, может у каждого была своя импровизация. Более подробно можно ознакомиться в статье «Заявление кандидата в депутаты Усть-Каменогорского городского маслихата по округу 4 Кузнецова А.А.».

По моему мнению, некрасивая ситуация сложилась с Раей Жангалиевной Рахимовой, руководителем Центра матери и ребенка, очень известным и уважаемым человеком нашего города. Она почетный гражданин Восточно-Казахстанской области, причем более чем заслуженно. Можете ознакомиться с ситуацией по её участию в выборах в статье «Выборный триллер в округе номер 1». Я разговаривал после выборов с ней, этот уважаемый человек искренне не понимала, как такое могло произойти. Она написала открытое письмо акиму Восточно-Казахстанской области Ахметову Д.К., была у него на личном приеме, но ситуацию это никак не исправило. В отношении выборов у нас действует четкий принцип – что написано официально, ничем не вырубить, у нас не признают ошибки. Спустя некоторое время Рая Рахимова была отправлена на пенсию на вполне законных основаниях. Да, она давно достигла пенсионного возраста, но до этого это ей не мешало руководить Центром матери и ребенка, который она собственно сама и подняла до столь высокого уровня, а вот после такого демарша сразу вспомнили, что пенсионера можно увольнять без объяснений. Затем были открытые письма общественности, персонала Центра и просто неравнодушных людей, но кого у нас в области интересует общественное мнение, вопрос даже не поднимался. И почетный гражданин области, доверенное лицо Президента на президентских выборах, которая получила из его рук орден «Құрмет», была отправлена в историю.

Лично для себя я знаю, что такая ситуация была еще в одном городе нашей области, об этом мне рассказала жена, которая была там наблюдателем, но выкладывать информацию об этом не вижу смысла, общий принцип таких нарушений должен быть уже понятен, меняются только детали. Как было в других населенных пунктах нашей области — мне неизвестно.

comments powered by HyperComments